Рассматривая региональную проблему миграций, следует всегда иметь в виду: Нижнее Поволжье – так же, как и многие другие южные, северные и восточные регионы России, определённо является «территорией позднего заселения». И все, кто проживают здесь, – фактические потомки переселенцев сюда (как правило, в 2-х - 6-и поколениях, с одной или же обеих сторон в семье). Поэтому термин «коренное население» в принципе неприменим ни ко всему населению, ни к какому-либо из этносов.

Но на рубеже XX - XXI вв. Астраханская обл. лишь упрочила своё положение на евразийских транзитных магистралях всех направлений. Кровопролитные конфликты и распад СССР вызвали в 90-х гг. мощную миграционную волну в регион и, особенно, – через его территорию.

Согласно нашим оценочным данным, через наш регион в конце XX в. различными средствами передвижения проследовал примерно 1 млн. чел. (это равно численности его населения), а задержалось здесь на некоторое время 200 - 250 тыс. чел. На постоянное жительство осталось в Астраханской обл. 65 - 70 тыс. чел.

Сообщество астраханцев пополнила тогда большая группа творческой и научной интеллигенции из бывших «союзных» республик, а также лиц многих иных профессий. За счёт этой миграционной волны «удержались», без видимого падения, общее количество жителей, а также (что весьма) важно – их этнический состав, без качественной перегруппировки такового.

Поскольку вынужденные к переселению из Средней Азии и с Закавказья чаще всего представляли типичные для региона, но периодически немного сокращавшиеся здесь этносы в разряде «русскоязычных» (по убыванию – русские, татары, армяне, азербайджанцы, немцы, евреи, украинцы и др.). А также нередко смешанные по составу семьи.

Первоначальное «миграционное наполнение» региона, с учётом и миграции «внутрироссийской» достигло показателей в 1 : 14 или 1 : 15 – почти что критически высокой для небольшого региона (не менее тяжёлой для него, нежели 1 : 5 - 1 : 7 в отд. районах Ставрополья и Кубани).

Отдельные из учёных и обществ. деятелей Астраханской обл. заговорили тогда о «пределе наполнения» и о его нормативной регуляции. Но конфликтных ситуаций не возникло – и полная успешная адаптация новых мигрантов на Нижней Волге завершилась естественным образом в течение 10-и – 15-и лет, т.е. в нач. XXI в. Накануне того момента, когда кризис на юге и востоке Украины породил (с ранней весны 2014 г.) ещё одно осложнение с судьбах больших групп людей, вынужденных искать защиты и спасения в России и на её многонациональном Юге.

Изучение, путём анкетирования по возрастным категориям (выборка – 200 чел.: мужчины и женщины почти поровну), миграционной обстановки в двух Федеральных округах российского Юга было проведено 24 мая - 24 июня 2014 г.

Это была одна из совместных, с регионами РФ, акций Сетевого  экспертно - исследовательского сообщества «Распределённый научный центр межнациональных и межрелигиозных проблем (РНЦ)» – последний был учреждён с марта 2013 г. в ИЭА им. Н.Н. Миклухо - Маклая РАН и Минобрнауки России, с отделениями в регионах. Тема исследования была принята со следующей формулировкой «Адаптация мигрантов в массовом сознании населения Юга России».

В г. Астрахани и в ближних р-нах обл. в проведении опроса успешно участвовали студенты специальности «Государственное и муниципальное управление» Астраханского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (23 чел. по 15-и участкам). Из них 2/3 профессионально владели изученной на занятиях (по прежн. программе «специалитет») теорией и методикой этносоциологических исследований.

Ко времени опроса , заметим не раз, события на Украине, в Крыму и вокруг него и, особенно, боевые действия в Донбассе перешли в свою весьма активную стадию. Притом вызвав, что разумеется, и новые потоки беженцев.

Но выяснилась заодно и масса ранее обычно не замечаемых, сопутствующих обстоятельств. Так, по содержанию анкет, выяснилось, что из 200 отвечавших, почти 19% оказались … внутренними «мигрантами» сами, т.к. родились они в иных регионах России, а ещё почти 10% – «мигрантами» внешними как уроженцы иных стран СНГ. А ещё 10 - 20%  имеют переселенцев среди своих родственников. Притом каждый третий отвечавший хотел бы … поменять регион на время или же навсегда сам.

При этом с собственно «мигрантами - иностранцами» никогда не встречаются в жизни свыше 30-и%, делают это редко – более 40%, а общаются регулярно (зная, «кто» они) лишь около 10-и%.

Не усматривают «заочно» конкуренции от мигрантов более 41% – хотя предполагают её свыше 34%. В повышенной преступности подозревает приезжих лишь треть. К иностранцам, занятым в жилищном хозяйстве, положительно и нейтрально относятся более 70-и%. Но 47-54% против их работы в медицине и охранниками детских и учебных учреждений.

Создание «инфраструктуры миграций», даже за государственный счёт (в Астрахани, в отличие от мирового опыта и более «продвинутых» краёв – она лишь присутствует пока «слегка», лишь в виде Центров размещения и адаптации) и обучение приезжих языку поддерживают от трети до половины участников опроса. Четверть отвечавших предложила возложить расходы за это на них самих. Но контактировать с центрами и объединениями мигрантов готовы лишь 20% и не намереваются почти 50%.

А активно протестовать против трудовой миграции на митингах и манифестациях могли бы (как считают сами) 22% и никак не собираются 47-48%, ставят некоторые условия 5,5% и колеблются 25%.

Налицо некоторая неоднозначность, впрочем, вполне предсказуемая, которая отмечается в отношении новых жителей Астраханской обл. Но оно, если брать в целом, вполне «астраханское», т.е. гуманное и понимающее. Хотя и не всегда равным образом компетентное – обычно оно «заочное»: формируемое по слухам, информации СМИ и вне прямого контакта с объектом опроса.

Интересен для более подробного рассмотрения вопрос – их каких регионов СНГ и Балтии, дальнего зарубежья «желательны и допустимы» мигранты (Белоруссия, Казахстан, китай, Прибалтика, Украина, Молдавия, Закавказье, с отдельными – Абхазией и Южной Осетией, все Средняя Азия).

Наиболее напряжённое до негативности и опасений  восприятие – выходцев из Китая (их почти нет в обл. !) и из … Грузии, св. 50-и%. С наибольшей же симпатией готовы отнестись к переселенцам из … Белоруссии (их почти нет в обл. !) и из Казахстана (миграция оттуда ужé давно минимальна).

А вот для нашего изложения особо существенно, что на уверенном третьем месте по восприятию оказались как раз жители Украины. На момент опроса их семьи с Донбасса ужé подряд третий месяц прибывали на территорию нашей обл. Принимать их без ограничений предложили свыше 49% отвечавших, сократить их приезд – 30% (перед Балтией и Молдавией), а затруднились – чуть больше 20-и%.

Реальная фактография отношения к этим переселенцам в Астраханской обл. подобный настрой, по данным анкетных опросов, подтверждает. Прибывшие, средне многочисленные, широким общественным мнением не были актуально отмечены. Им охотно и с полной поддержкой жителей оказывалась вся необходимая помощь.

Напомним хронологию и статистику событий. Астраханская обл. в числе первых откликнулась практически на события на Украине. На праздник 23 февраля 2014 г. Губернатор Астраханской обл. А.А. Жилкин объявил о готовности и намерении принять в г. Астрахани и районах для отдыха и на лечение и отдых с семьями бойцов отряда антитеррористич. спецназа МВД Украины - отряда «Беркут», подвергавшемся тогда, после столкновений в центре г. Киева, гонениям в своей стране.

Известно, что этим глава региона навлёк он сразу на себя сильное неудовольствие нового украинского руководства с угрозой (не реализованной) включить в «чёрный список» санкций. Вопреки таким киевским огорчениям, 12 семей  приняли данное приглашение – и мужчины пока что ожидают получения гражданства РФ, чтобы продолжить в Астраханской обл. свою профессиональную правоохранительную службу.

Отмечено было далее, что с  4 июня 2014 г. (прямо - таки перед анкетированием!) поток беженцев с Юго-Востока Украины резко возрос.   Стали поступать первые корреспонденции о трагических судьбах людей.

С конца июня 2014 г. шесть российских регионов  (в нач. июля – семь) ввели у себя режим «чрезвычайной миграционной ситуации» : это коснулось Ростовской, Волгоградской, Астраханской областей, Республики Калмыкия, Ставропольского края и города Севастополя, вскоре – и Республики Адыгея. Так, Губернатор Астраханской обл. подписал  Распоряжение Правительства обл. №244 – Пр от 27 июня 2014 года  «О введении режима чрезвычайной ситуации на территории Астраханской области».

«Повышенная готовность» была объявлена в Белгородской и Воронежской областях.  Решениями МЧС и Правительства РФ 9 - 10 июля эти два типа усложнённого режима бы утверждены на федеральном уровне – и установлены квоты на приём мигрантов. За год в Россию с территорий Донбасса въехало большое число переселенцев:, как считается, несколько менее 1 млн. чел.

В Астраханской обл. отмеченное миграционным учётом число беженцев с Юго-Востока Украины вскоре приблизилось к определённой Правительством РФ квоте в 1,5 тыс. чел. И к сер. 2014 г., по данным ФМС,  в Астраханскую обл. прибыло более 1,6 тыс. граждан Украины. К концу года это учтённое количество оценивалось почти в 2 тыс. чел. Ещё некоторое число прибыло к нам из других регионов России, другие медлили с регистрацией, разместившись у родных и знакомых. Максимальное возможное число составило приблизит. 2,5 - 3 тыс. чел.

В тот же период, по совпадению, поступило занятное заявление офиц. представителя Госдепартамента США популярной г-жи Джен. Псаки от 5 июля 2014 г., что «ракетные учения России проходят на полигоне в Ашулуке … вблизи границ Украины (!)»– на сáмом деле до Донбасса отсюда почти ровно 1 тыс. км. Это тоже повысило интерес на планете к Астраханской обл. и её территории. Но вот военное ведомство РФ порекомендовало спикеру американской дипломатии получше «поучить географию». Тем не менее, весьма отдалённый, наш регион оказался, за счёт миграционной волны, вполне вовлечённым в события.

Основная масса прибывших была поселена в трёх компактных пунктах – лагере отдыха и оздоровления «Астраханские зори», центре «Русь» и в одной из гостиниц г. Астрахани. На конец августа почти 510 глав семейств получили разрешение на временное проживание, а до 50-и – вид на жительство.

В астраханские школы 1 сентября пошли 174 ребенка из семей беженцев, в дошкольные учреждения – 65, в колледжи – 105.  А в ставший знаменитым день 22-го августа в здравнице «Астраханские зори» праздновали первые бракосочетания сразу четырёх пар, а 11-го октября – ещё трёх. После чего в региональных СМИ были отмечены объявления с просьбой оказать помощь приезжим тёплыми вещами на холодный зимний период.

Соответственно, отсутствуют данные о сколь - либо значительном обратном выезде  беженцев из Астраханского региона в районы Донбасса, в связи с разводом войск там, некоторой стабилизацией обстановки на Юго-Востоке Украины и приостановкой там боевых действий. По косвенным данным, такое возвратное движение всё же имело место, но не превысило 100 - 200 чел. из почти 3-х тыс. приехавших. Небольшая группа перебралась из - Астрахани и районов в другие субъекты РФ.

Поэтому трудно что - то прогнозировать с полной определённостью. Но  похоже, что основная часть приезжих так и останется в России и в в Астраханской обл.  на постоянное проживание, притом многие из них примут гражданство РФ. Пополнив, тем самым, категорию «русские» в материалах близящейся переписи 2020 г. И лишь отчасти, в небольшой мере, категории «украинцы», как и др. этнические.

Это распространится, в первую очередь, на тех, у кого на территории Новороссии разрушено жильё и / или погибли родственники. А также тех, у кого в Астрахани поступили на учёбу в школы, колледжи и ВУЗы дети и внуки.

Подобное не раз происходило в многовековой истории Нижневолжья. И все признаки новой естественной интеграции, на наш взгляд, в рассматриваемом материале вполне присутствуют.

Можно попытаться прогнозировать подобные ситуации и в дальнейшем. Так, наличие и отсутствие следующей возможной мощной волны мигрантов, втягивающий в себя и попутный этнический элемент будет зависеть в СНГ и РФ от глобального столкновения интересов («необходимых жизненных пространств», «сфер политического влияния»), общего расклада сил и локализации источников сырья и энергии как потенциально вероятных конфликтных зон.

Столь тревожащая иных из астраханцев по ходу анкетного опроса «китайская миграция» в перспективе не исключена – через Сибирь и Казахстан. Возможны и иные, в опросе не упомянутые миграции на прозрачных южных границах Закавказья  и Средней Азии, в связи с осложнением обстановки в сопредельных государствах, имеющих этнически близкий состав населения и родственные связи на пространствах СНГ.

А вот внутренняя миграция будет зависеть напрямую от степени стабильности положения на всём российском «междуморье» – обширных пространствах Северного Кавказа. Но всё это будет предметом наших последующих аналитических обзоров. Покажут и прояснят это логика жизни и ход дальнейших процессов.

                                        

                                                                                              Автор: В.М. Викторин